Публикации

Пуговка

Есть такие «пуговки», на которых все держится. Это наша баба Галя. Маленькая, сухонькая тетушка под 80 лет. В храм ездит на велосипеде с края города в любую погоду, будь то жара под сорок, хоть дождь, хоть зимняя слякоть. Ведь у природы нет плохой погоды, а радоваться надо каждому дню. Вот она и радуется – как в Никольский храм придешь – баба Галя всегда с улыбкой.

А ведь забот по храму у нее хватает. Цветы прихожане несут, надо все подрезать, расставить. Во время службы за подсвечниками приглядывать, подчищать, готовить местечки для новых свечей. Аналой принести для Евангелия, салфеточки раздать к причастию… Но самая большая ответственность – это Ризная – ее вотчина! В этом месте хранятся все облачения, все праздничные «наряды» для храма.

Придешь на Богородичный праздник, а храм уже красуется в голубом. Если Пасха – то все красное. Есть и зеленое, и желтое, и белое облачение – на каждый праздник свое. Вот Галина Антоновна и трудится. Стирает, гладит, подшивает, починяет, храм наряжает. А помоложе была, то и готовила в трапезной на несколько десятков человек.

В Никольском храме Галина Антоновна несет послушание с самого открытия (второго его рождения в 1989 году).

— В храм я с молодости бегала. Еще с третьего отделения пешком. Тянуло меня к Богу всегда. Сейчас уже храм как дом родной. Бывает, пропущу службу (давление скачет), то сразу душа болит, может, помощь моя нужна, а я тут на диване «прохлаждаюсь». А диванчик жиденький, я улыбаюсь про себя – тут не отдохнешь особо.

На колени к бабе Гале запрыгивает потрепанный жизнью кот с больными глазами.

— Вот еще забота, — вздыхает Галина Антоновна, чухая за ушком ласковую животину. Откуда ни возьмись появляется еще один хвостатый, начинает тереться о хозяйскую ногу, а на батарее спит другой.

С разных сторон раздается мурлыканье.

— По моим скромным подсчетам, пятеро котов? — удивляюсь я.

— Семеро, — смеется баба Галя. – Вот этот вислоухий, «фильдеперсовый», прибился зимой, чуть не замерз, а мороз как раз ударил минус 15. Сидел под забором и даже мяукать не мог, только хрипел. Пришлось взять, молоком отпаивать, глаза лечить. Выкинули, бедолагу, на верную гибель.

А этого вот подкинули в ограду еще слепым котенком, ну как быть – надо нянчить! Вокруг «пуговки» образовалась целая команда пушистиков, все ластятся, всем любви подавай.

А она и любит. Всех вокруг. Детей, внуков, правнуков. За всех молится, даже за тех людей, которых и людьми-то назвать сложно. В лихие девяностые забирались лазутчики в подвал, все закрутки уносили. Воровали со двора инвентарь. А однажды даже в дом зашел один такой пришлый и давай шарить глазами, чего бы стащить. А сам спрашивает:

— А ты, бабушка одна живешь? А где ж у тебя золотишко хранится, что-то больно полки в серванте пустые…» Так и ушел, не солоно хлебавши, напугал, правда, до полусмерти. После этого «пуговка» стала закрываться на щеколду. А воровать-то у нее и правда нечего. Ни золота, ни сервизов, даже телевизор, и тот не рабочий… Все ее добро – это иконки, молитвы, да большое любящее сердце.

Вообще Галина Антоновна по жизни оптимист, на таких пуговках и держится людское взаимопонимание. А простое человеческое благородство и искренняя простота пробуждает в душе самые теплые и добрые чувства к миру. Наверное, это и есть настоящее христианство. Баба Галя, спасибо, что вы есть и долгих вам лет жизни!

Из цикла «Люди нашего благочиния».

Татьяна Денисенко (Прихожанка храма Николая Чудотворца г. Зернограда). Фото автора.

Всего просмотров (34)